Заказать звонок Написать письмо
Регистрация компаний в различных оффшорных зонах
Улица 1905 года 8 (495) 287-60-01
Невский проспект 8 (812) 612-00-71

10 главных событий в сфере международного налогового планирования 2017 года

10 главных событий в сфере международного налогового планирования 2017 года

26.12.2017

Представляем обзор наиболее значимых правовых событий 2017 года в России и мире, прямо или косвенно касающихся международного налогообложения. При этом большинство изменений в российском законодательстве находятся в русле двух главных тенденций – продолжения деофшоризации и встраивания России в международные процессы развития налогового администрирования.

  1. Первые итоги применения закона о КИК.
  2. Окончание льготного периода деофшоризации.
  3. Общая норма НК РФ против налоговых схем.
  4. Автоматический обмен стал законом.
  5. Новые правила для валютных резидентов РФ.
  6. Обновление сети налоговых соглашений России: фокус на Азию.
  7. Фактическое право на доход – новое условие применения налоговых соглашений.
  8. План BEPS затронет всю сеть международных налоговых соглашений.
  9. Реестры бенефициаров компаний: всеобщая тенденция.
  10. Системные сбои: ураган «Ирма» и «Paradise Papers».

1. Первые итоги применения закона о КИК

В 2017 году в России прошла первая кампания по декларированию доходов в виде прибыли контролируемых иностранных компаний (КИК) и уплате соответствующих налогов.

Суть норм Налогового кодекса РФ о КИК, вступивших в силу с 1 января 2015 года (так называемый «закон о деофшоризации»), заключается в том, что налоговые резиденты РФ, использующие в своей деятельности иностранные компании (являющиеся их участниками/акционерами или контролирующие их иным образом), обязаны декларировать факт своего участия и (или) контроля над иностранной компанией и в случае, если прибыль КИК превышает установленный законом порог, учитывать ее в составе своей налоговой базы в России и уплачивать соответствующий налог (13% для контролирующих физических лиц или 20% для контролирующих лиц – организаций).

По данным Минфина России, озвученным в Государственной Думе, на 1 июля 2017 года было направлено около 10 000 уведомлений об участии в иностранных организациях и около 550 уведомлений об учреждении иностранных структур без образования юридического лица (в частности, трастов). В указанных уведомлениях была раскрыта информация о 26 000 иностранных компаний и более чем 1000 иных иностранных структур. Поступления в бюджет в виде налога с доли прибыли КИК в доходах российских резидентов на 1 октября 2017 года составили: по налогу на прибыль организаций – 3,2 млрд. рублей, по налогу на доходы физических лиц – 2,8 млрд. рублей.

Оценить, насколько данные цифры соотносятся с реальными масштабами использования офшорных компаний российским бизнесом, крайне сложно в связи с отсутствием какой-либо достоверной статистики по этому вопросу. По мнению ряда аналитиков, экономические результаты деофшоризации оказались достаточно скромными, а по определённым параметрам был и вовсе достигнут обратный эффект.

В обобщённом виде можно сказать, что деофшоризация породила следующие разнонаправленные тенденции:

  • дополнительная регуляторная нагрузка в виде необходимости декларирования участия, контроля и размера прибыли КИК, а также неясность многих норм, посвящённых определению прибыли КИК, повлекла уход значительного числа налогоплательщиков – физических лиц из российской юрисдикции путем утраты статуса налогового резидента РФ (исходя из «правила 183 дней» - единственного установленного Налоговым кодексом РФ критерия налогового резидентства);
  • в течение 2016-2017 годов наблюдалась тенденция по упрощению холдинговых и иных нерезидентных структур, контролируемых в конечном счёте российскими налоговыми резидентами, в том числе полному отказу от них путём официальной ликвидации иностранных компаний (чему отчасти способствовала предусмотренная НК РФ возможность безналогового перевода до 01.01.2018 неденежных активов ликвидированных компаний непосредственно акционерам, а также применения вычетов при их последующем отчуждении);
  • добровольный отказ от использования офшоров со стороны некоторых крупных российских компаний и определённое увеличение процента крупных сделок, подчинённых российскому праву, не привели к массовому следованию таким примерам, более того, по сообщениям СМИ, Правительство отказалось от идеи принудительного перевода дочерних структур отечественных системообразующих компаний в российскую юрисдикцию.

Наверх

2. Окончание льготного периода деофшоризации

Важно помнить, что 31 декабря 2017 года завершается срок действия большинства льготных переходных положений, предусмотренных при введении в действие законодательства о КИК.

Во-первых, снижается порог прибыли КИК, превышение которого влечёт обязанность учитывать её в налоговой базе контролирующего лица: такой порог за 2016-й финансовый год КИК (декларируется в России весной 2018 г.) составит 30 миллионов рублей, а за 2017 год (декларируется в России весной 2019 г.) и далее – 10 миллионов рублей. Напомним, что прибыль КИК подлежит пересчёту в рубли с применением среднего курса иностранной валюты к рублю, установленного ЦБ РФ, за финансовый год КИК.

Во-вторых, при привлечении к налоговой ответственности за налоговые периоды (по НДФЛ и налогу на прибыль) начиная с 2018 года начинает применяться статья 129.5 НК РФ («Неуплата или неполная уплата сумм налога в результате невключения в налоговую базу доли прибыли КИК»), предусматривающая взыскание штрафа в размере 20% от суммы неуплаченного налога в отношении прибыли КИК (но не менее 100 000 рублей).

В-третьих, неуплата или неполная уплата сумм налога в результате невключения в налоговую базу контролирующего лица в 2018 году (и в последующем) прибыли КИК, потенциально может повлечь и уголовную ответственность (при условии, если соответствующий налог не будет уплачен в крупном или особо крупном размере согласно примечаниям к статьям 198 и 199 УК РФ). Ранее за указанные деяния, совершённые до 2017 года включительно, уголовная ответственность исключалась в соответствии с пунктом 4 статьи 3 Федерального закона от 24.11.2014 № 376-ФЗ.

В-четвертых, 1 января 2018 года заканчивается возможность ликвидации КИК, позволяющей осуществить безналоговый перевод активов компании к ее акционеру/контролирующему лицу (освобождение от НДФЛ предоставляется согласно пункту 60 статьи 217 НК РФ; также возможны налоговые вычеты при последующей продаже такого имущества). Денежные средства, принадлежавшие ликвидированной КИК, под данную льготу не подпадают.

В-пятых, 1 января 2018 года заканчивается возможность ликвидации КИК, гарантирующей непризнание её налоговым резидентом РФ (и неприменение к ней соответствующих налоговых последствий), в том числе за предшествующие налоговые периоды (пункт 5 статьи 3 Федерального закона от 24.11.2014 № 376-ФЗ).

В то же время не следует исключать, что некоторые элементы льготного «переходного» периода деофшоризации (а также возможно, «амнистия капиталов», завершившаяся летом 2016 года), могут быть продлены в связи с инициативами, озвученными в конце декабря 2017 года при начале кампании по выборам Президента РФ. Очевидно, будут предприняты попытки ещё на какой-то срок придать деофшоризации не ограничительный, а стимулирующий для бизнеса характер. Однако, конкретных проектов и решений в этой связи пока нет.

Наверх

3. Общая норма НК РФ против налоговых схем

В июле 2017 года в Налоговый кодекс РФ была включена статья 54.1 «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов» (вступила в силу с 19 августа 2017 года).

В указанной статье впервые законодательно сформулированы условия, которым должны отвечать операции налогоплательщика для того, чтобы он мог правомерно пользоваться возможностью уменьшить налоговую базу или сумму налога (в случаях, когда таковая существует). По сути статья направлена на противодействие созданию налоговых схем, искусственно уменьшающих налоговые обязательства. С началом применения указанной статьи в ходе налоговых проверок прекращается использования понятийного аппарата Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 октября 2006 г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

Согласно пункту 1 статьи 54.1 НК РФ, не допускается уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика.

Примерами такого искажения могут быть:

  • создание схемы «дробления бизнеса», направленной на неправомерное применение специальных режимов налогообложения;
  • искусственное создание условий по использованию пониженных налоговых ставок, налоговых льгот, освобождения от налогообложения;
  • создание схемы неправомерного применение норм международных налоговых соглашений;
  • нереальность исполнения сделки сторонами (отсутствие факта её совершения).

При отсутствии таких искажений налогоплательщик вправе уменьшить налоговую базу и (или) сумму подлежащего уплате налога в соответствии с правилами соответствующей главы части второй НК РФ (напр., глав 21, 23, 25 НК РФ) при соблюдении одновременно следующих условий:

  1. основной целью совершения сделки (операции) не являются неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) суммы налога;
  2. обязательство по сделке (операции) исполнено лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки (операции) передано по договору или закону.

Таким образом, основные требования, выполнение которых позволит налогоплательщику (а также налоговому агенту) правомерно пользоваться различными вариантами налоговой выгоды (вычетами, признанием в качестве расходов, освобождениями, сниженными ставками), если таковые предусмотрены законом, следующие:

  • операция реально имела место и без искажений отражена в учёте налогоплательщика;
  • налоговая выгода на являлась основой целью операции;
  • обязательство было исполнено надлежащим контрагентом.
Наверх

4. Автоматический обмен стал законом

27 ноября 2017 года был подписан Федеральный закон № 340-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации в связи с реализацией международного автоматического обмена информацией и документацией по международным группам компаний». Он был принят в целях исполнения обязательств России в рамках Многосторонних соглашений компетентных органов по автоматическому обмену информацией о финансовых счетах (MCAA CRS) и обмену страновыми отчетами (MCAA CbC).

В части автоматического обмена по стандарту CRS закон возлагает на российские организации финансового рынка (под которыми понимаются банки, иные кредитные организации, страховые компании, брокеры, депозитарии, негосударственные пенсионные фонды и некоторые другие) новые обязанности:

  • запрашивать, обрабатывать (в том числе фиксировать документально) и анализировать финансовую информацию о своих клиентах, а также принимать меры по установлению налогового резидентства клиентов, выгодоприобретателей и лиц, прямо или косвенно их контролирующих. При этом организация финансового рынка вправе отказаться от заключения договора с клиентом в случае непредставления им требуемой информации;
  • представлять в ФНС России вышеуказанную информацию о клиентах, выгодоприобретателях и (или) лицах, прямо или косвенно их контролирующих, в отношении которых выявлено, что они являются налоговыми резидентами иностранных государств, и финансовую информацию об указанных лицах. Такая передача информации не будет являться нарушением банковской или иной тайны и не требует согласия клиентов и иных вышеуказанных лиц.

ФНС России, в свою очередь, получает от организации финансового рынка указанную информацию и передаёт её компетентным органам тех иностранных государств и территорий, налоговыми резидентами которых являются клиенты российских организаций финансового рынка. За рубежом (в странах, которые согласятся на автоматический обмен с Россией), будет происходить зеркальный процесс – в отношении налоговых резидентов РФ, являющихся клиентами иностранных финансовых организаций, с передачей информации в Россию.

ФНС России и ее территориальные органы будут вправе использовать информацию, полученную как от российских организаций финансового рынка, так и от иностранных компетентных органов, при осуществлении своих контрольно-надзорных полномочий.

Однако, многое зависит от того, начнет ли реально работать автоматический обмен для России в заявленные сроки (сентябрь 2018 г.), причем именно с теми юрисдикциями, в банках которых обслуживается наибольшее число российских резидентов или подконтрольных им иностранных компаний с пассивными доходами. Именно от этого зависит, насколько чувствительным станет автообмен для российских резидентов, не исполняющих обязанности по декларированию КИК и отчётности по зарубежным счетам.

В декабре 2017 года портал ОЭСР в разделе «Activated exchange relationships for CRS information» сообщил о том, что Россия «активировала» обязательства по автоматическому обмену с рядом стран: по данным на 25 декабря 2017 года Россия готова направлять информацию в порядке автоматического обмена в 56 государств, а направлять данные в Россию, в свою очередь, готово 73 государства.

Наверх

5. Новые правила для валютных резидентов РФ

Впервые за длительное время законом улучшено правовое положение физических лиц – валютных резидентов РФ и расширен перечень разрешенных валютных операций.

Декабрьские поправки в Федеральный закон «О валютном регулировании и валютном контроле» (вступают в силу с 1 января 2018 года), меняют определение валютного резидента РФ, уточняют права и обязанности, вытекающие из такого статуса, а также несколько расширяют перечень разрешенных случаев зачисления денежных средств на счета физических лиц – резидентов РФ в иностранных банках.

Валютными резидентами РФ теперь признаются все граждане России, независимо от того, в каком государстве и в течение какого срока они проживают.

Однако, требования закона о валютном контроле (а именно – по уведомлению об открытии счетов в иностранных банках, подаче отчётов о движении денежных средств по иностранным счетам, ограничения по проведению валютных операций по иностранным счетам) не будут применяться к физическим лицам - резидентам, срок пребывания которых за пределами территории РФ в течение календарного года в совокупности составит более 183 дней.

Таким образом, «правило 183 дней», применяемое при определении налогового резидентства РФ, теперь будет применяться и для целей валютного законодательства. Несмотря на то, что пребывание в России менее 183 дней в году не повлечёт утрату статуса валютного резидента РФ, оно освободит таких лиц от ряда обязанностей, связанных с открытием и использованием иностранных счетов. Данный подход, безусловно, формирует более справедливые правила для владельцев зарубежных счетов, однако может содержать «подводные камни», касающиеся формального подтверждения пребывания вне России в течение определенного срока, а также ответственности за несоблюдение ранее действовавших в этой части норм.

Важным послаблением для тех валютных резидентов, для которых существующие обязанности сохранятся (в силу факта их пребывания в РФ более 183 дней в году), является разрешение двух новых категорий денежных средств, которые можно будет правомерно зачислять на счета в иностранных банках. К ним относятся:

  • денежные средства, полученные в результате продажи за границей транспортного средства; и
  • денежные средства, полученные в результате продажи за границей недвижимого имущества, при условии, что
    - недвижимость находится на территории государства - члена ОЭСР или ФАТФ и
    - такое иностранное государство присоединилось к автоматическому обмену финансовой информацией, а банковский счёт физического лица - резидента открыт в банке, расположенном в таком государстве.

Несмотря на указанные положительные изменения, не следует забывать о том, что для валютных резидентов РФ пока сохраняется серьёзная (не имеющая аналогов в мире и фактически носящая характер экспроприации) административная ответственность за незаконные валютные операции, в том числе, за зачисление на свои иностранные счета средств в случаях, не предусмотренных законом о валютном контроле (а именно – частями 4, 5 и 5.1 статьи 12), в виде штрафа в размере от 75 до 100% суммы операции (часть 1 статьи 15.25 КоАП РФ). Судебной практике известны самые абсурдные ситуации, в которых подобные штрафы назначались в строгом соответствии с буквой закона.

В настоящее время неадекватный характер норм части 1 статьи 15.25 КоАП РФ признаётся уже на уровне Минфина России. В ближайшее время могут быть внесены предложения по их корректировке (а именно – снижению несоразмерных штрафов за валютные правонарушения).

Наверх

6. Обновление сети налоговых соглашений России: фокус на Азию

С 1 января 2017 года (т.е. для налоговых периодов, начинающихся 1 января 2017 г.) начали применяться сразу несколько новых или обновлённых налоговых соглашений РФ с азиатскими государствами:

  • Соглашение об избежании двойного налогообложения между Россией и Гонконгом от 18 января 2016 г. (вступило в силу 29 июля 2016 г.). В связи со вступлением в силу данного соглашения Гонконг в ноябре 2017 года был исключен из российского «черного списка» офшорных зон, утвержденного Приказом Минфина России от 13.11.2007 № 108н. Это означает, что Гонконг больше не признаётся офшором с точки зрения российского законодательства;
  • Соглашение об избежании двойного налогообложения между Россией и КНР от 13 октября 2014 г. (вступило в силу 9 апреля 2016 г.). Данное соглашение заменяет собой действовавшее ранее и связано с активизацией экономических отношений России и Китая;
  • Новая редакция (от 17 ноября 2015 г.) Соглашения об избежании двойного налогообложения между Россией и Сингапуром от 9 сентября 2002 г. (изменения, внесенные Протоколом 2015 г., вступили в силу 25 ноября 2016 г.).

Кроме того, 7 сентября 2017 года была заключена новая Конвенция между Россией и Японией об устранении двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и о предотвращении избежания и уклонения от уплаты налогов (на настоящий момент не вступила в силу). Данная Конвенция призвана заменить Конвенцию между СССР и Японией от 18 января 1986 г.

Указанными соглашениями установлены следующие предельные ставки налога, удерживаемого у источника выплаты, в отношении основных видов пассивных доходов:

СИДН Дивиденды Проценты Роялти
РФ - Гонконг 5%
(при квалифицированном владении) или

10%
(в остальных случаях)
0 % 3 %
РФ - КНР 5%
(при квалифицированном владении) или

10%
(в остальных случаях)
0 % 6 %
РФ - Сингапур 5%
(при квалифицированном владении) или

10%
(в остальных случаях)
0 % 5 %
РФ – Япония
(не вступило в силу)
5%
(при квалифицированном владении) или

10%
(в остальных случаях)
0 % 0 %

Все вновь заключенные соглашения в числе прочего содержат модернизированные оговорки об ограничении льгот и об обмене информацией между компетентными органами договаривающихся государств.

Наверх

7. Фактическое право на доход – новое условие применения налоговых соглашений

С 2017 года подтверждение фактического права иностранного получателя на доход, выплачиваемый из России, стало обязательным условием применения льгот по соглашениям об избежании двойного налогообложения (далее – СИДН), установленным на национальном уровне.

Как известно, в случае выплаты российской организацией дохода в адрес иностранной организации – резидента государства, с которым у России имеется СИДН, российский налоговый агент вправе воспользоваться освобождением от налога у источника или удержать такой налог по пониженной ставке (в зависимости от правил конкретного СИДН в отношении конкретной категории дохода). Нормы СИДН в этом случае имеют приоритет над нормами НК РФ. Однако для применения этого права существуют некоторые условия.

Ранее единственной формальностью, необходимой на практике для применения льгот и освобождений по СИДН, было предоставление иностранным получателем дохода подтверждения (сертификата) своего налогового резидентства, выданного иностранным компетентным органом.

С 1 января 2017 года иностранная организация – получатель дохода, выплачиваемого из России, обязана представить налоговому агенту (российской организации, выплачивающей доход) подтверждение того, что эта организация имеет фактическое право на получение соответствующего дохода. Именно предоставление такого подтверждения является основанием для освобождения такого дохода от удержания налога у источника выплаты или удержания налога по пониженным ставкам на основании норм СИДН.

Закон не раскрывает видов, формы и содержания документов, призванных подтвердить фактическое право иностранной организации на получаемый из России доход. В первую очередь, такие документы должны свидетельствовать о наличии у такой организации права усмотрения при пользовании указанным доходом и распоряжении им. Также принимается во внимание наличие у компании налоговых обязательств в своей стране, возникающих в связи с получением такого дохода, а также факт реального ведения предпринимательской деятельности в такой стране.

Приводя разъяснения о документах, подтверждающих фактическое право на доход, Минфин России отметил, что отсутствие в НК РФ указаний на конкретные документы «свидетельствует о том, что законодатель не ограничивает налоговых агентов каким-либо перечнем, отдавая предпочтение содержательной части полученной налоговым агентом информации» (Письмо Минфина России от 28 декабря 2016 г. № 03-08-05/78852).

Цель введения нового требования – ограничить использование норм СИДН в так называемых «кондуитных» (транзитных) схемах, когда компания – резидент государства, имеющего СИДН с государством источника выплаты, играет сугубо техническую (транзитную, проводящую) роль и перечисляет полученные средства в адрес компании из безналоговой юрисдикции (с которой у государства источника выплаты СИДН отсутствует). Судебная практика с применением указанной концепции активно развивается и складывается в основном в пользу налоговых органов.

Наверх

8. План BEPS затронет всю сеть международных налоговых соглашений

7 июня 2017 г. Россия (а также ещё более 60 стран) подписали Многостороннюю Конвенцию по выполнению мер, относящихся к налоговым соглашениям, в целях противодействия размыванию налоговой базы и выводу прибыли из-под налогообложения от 24 ноября 2016 года. Это новейший и беспрецедентный с точки зрения своих целей и юридической техники документ. Для вступления в силу изменений в СИДН должна последовать ратификация Конвенции каждым государством-участником.

Ситуации, когда в результате применения международных налоговых соглашений часто устраняется не только двойное, но и вообще какое-либо налогообложение, давно стали предметом озабоченности как отдельных стран, так и международного сообщества. Некоторые положения таких договоров, изначально призванные устранить или минимизировать несправедливые налоговые потери граждан и организаций, объективно связанные с трансграничными финансовыми операциями, со временем стали неотъемлемой составляющей разнообразных схем обхода налогов.

Злоупотребление налоговыми соглашениями (treaty abuse) стало одной из главных проблем, на решение которых направлен известный План действий по борьбе с размыванием налоговой базы и смещением центра прибыли (Base Erosion and Profit Shifting, BEPS). Данной проблеме всецело посвящен раздел 6 плана BEPS под названием «Предотвращение предоставления преимуществ, предусмотренных международными договорами, в ненадлежащих обстоятельствах».

Общая цель предлагаемых мер – обеспечить, чтобы аллокация прибыли (и ее декларирование) осуществлялись там, где в реальности осуществляется порождающая эту прибыль экономическая деятельность. На практике часто имеет место обратная ситуация: прибыль экономического субъекта фактически формируется в одной стране, но в фискальных целях концентрируется в другой – происходит «смещение», «сдвиг» центра прибыли (как правило в безналоговую или низконалоговую юрисдикцию).

Чтобы избежать длительных двусторонних переговоров и процедур принятия поправок в каждое из нескольких тысяч СИДН, заключённых разными странами, и их последующей ратификации, что заняло бы многие годы, ОЭСР разработала единую многостороннюю конвенцию, позволяющую синхронно модифицировать уже действующие СИДН, заключённые между собой государствами-участниками.

Конвенция вводит ряд дополнений и оговорок к стандартным положениям налоговых соглашений, исключающих применение таких положений в ненадлежащих обстоятельствах (например, в ненадлежащих целях, ненадлежащими лицами и т.п.).

Например, статья 6 Конвенции предусматривает включение в преамбулы СИДН следующего положения о цели налогового соглашения (наряду с уже существующими):
«Намереваясь устранить двойное налогообложение в отношении налогов, на которые распространяется настоящее соглашение, не создавая возможности для неналогообложения или пониженного налогообложения посредством избежания или уклонения от уплаты налогов (в том числе через использование резидентами третьих юрисдикций преимуществ соглашений, нацеленных на получение льгот, предусмотренных таким соглашением)».

Далее, статья 7 Конвенции («Предотвращение злоупотребления международными договорами») предусматривает, что
льготы, предоставляемые в соответствии с СИДН, не предоставляются, если, с учетом всех значимых фактов и обстоятельств, имеются разумные основания полагать, что получение таких льгот было одной из главных целей сделки.

В части освобождения от налога (или установления пониженных ставок налога у источника) при операциях по переводу дивидендов Конвенция предлагает применять такие положения только если условия о владении (то есть о минимальной доле участия компании-получателя дивидендов в компании, выплачивающей дивиденды) соблюдались в течение 365-дневного периода (статья 8 Конвенции).

Наверх

9. Реестры бенефициаров компаний – всеобщая тенденция

На протяжении последних лет тенденция по усилению прозрачности корпоративной информации стала характерна для большинства развитых стран. Причём речь теперь идёт не только о данных о директорах или учредителях, но и о бенефициарах, то есть конечных, фактических владельцах компаний.

Под бенефициарным владельцем (в целях законодательства об AML/CFT) обычно понимается физическое лицо, которое в конечном счёте владеет юридическим лицом (или иной структурой) или контролирует его, а также лицо, в чьих интересах осуществляется та или иная сделка или деятельность. Номинальный владелец или юридическое лицо не могут быть бенефициарами по определению.

В течение 2015-2017 годов ряд стран ввели обязательные требования к компаниям по установлению своих бенефициарных владельцев. Однако степень обязательного раскрытия такой информации и уровень её доступности также могут существенно различаться. Ниже – некоторые примеры.

Страны Европейского Союза. Общая схема для всех стран Евросоюза, предусмотренная 4-й Директивой ЕС о противодействии отмыванию денежных средств 2015/849 (вступила в силу в июне 2017 года), выглядит следующим образом.

Во-первых, в странах ЕС установление бенефициарного владельца клиента является обязательным в рамках процедуры проверки клиента до установления с ним отношений или проведения сделки (статьи 13, 14 Директивы 2015/849).

Во-вторых, государства-члены ЕС должны законодательно обязать корпоративных и иные юридических лиц, зарегистрированных на их территориях, получать и хранить полную, точную и актуальную информацию о своем бенефициарном владении, включая характеристики бенефициарного интереса. Компетентные органы, включая органы финансовой разведки, должны иметь возможность получать своевременный доступ к такой информации (пункты 1 и 2 статьи 30 Директивы 2015/849).

Наконец, каждое государство-член ЕС должно аккумулировать информацию о бенефициарных владельцах своих юридических лиц в «центральном реестре». Такая информация должна быть доступна: а) без ограничений – национальным компетентным органам и органам финансовой разведки; б) организациям, на которых возложены соответствующие обязанности по проверке клиентов; в) любому лицу или организации, которые могут обосновать свой законный интерес к такой информации (указанные лица смогут получить доступ к таким данным, как имя, месяц и год рождения, страна гражданства и резидентства бенефициара, а также характеристика бенефициарного интереса, которым он обладает). Доступ к этим данным подчиняется правилам о защите данных, может требовать регистрации и оплаты (пункты 3 – 5 статьи 30 Директивы 2015/849).

Кипр. Будучи членом ЕС, Кипр пока не привёл своё законодательство в соответствие с требованиями 4-й Директивы. Действующие на Кипре правила обязывают провайдеров юридических и иных услуг собирать информацию о бенефициарах (которая является конфиденциальной) и предоставлять её только по запросу местных судов и иных компетентных органов.

Великобритания. Соединённое Королевство является лидером по обеспечению публичной доступности данных о своих компаниях. Информация о бенефициарных владельцах (точнее – о «лицах с существенным контролем», PSC) британских частных компаний и партнёрств с ограниченной ответственностью (LLP) стала доступной на сайте Регистра компаний (Companies House) со второй половины 2016 года. А летом 2017 года обязанность сообщать Регистру о лицах с существенным контролем была специально распространена и на такой популярный до недавнего времени в международном бизнесе инструмент, как шотландские ограниченные партнёрства (SLP). Таким образом, данные о бенефициарах британских компаний, LLP и SLP отныне доступны любому лицу, а за непринятие мер к их установлению и направлению данных в Регистр установлена уголовная ответственность.

Сингапур и Гонконг. В марте 2017 года в Сингапуре были введены требования к компаниям вести реестры своих контролирующих лиц (бенефициаров) и номинальных директоров. Такой реестр не будет публично доступным, а информация из него будет предоставляться только в случаях, предусмотренных законом. Однако, она в любом случае будет доступна госрегулятору и налоговой службе.

Закон предусматривает возможность создания централизованного реестра контролирующих лиц. В этом случае компании будут обязаны подавать данные о своих бенефициарах в центральный реестр и своевременно их обновлять. Информация из центрального реестра, в случае его создания, также не будет публично доступной.

Аналогичная модель с некоторыми отличиями была принята и в Гонконге.

Британские Виргинские Острова. 30 июня 2017 года на БВО была создана непубличная система поиска данных о бенефициарном владении компаниями, зарегистрированными на БВО (Beneficial Ownership Secure Search System, BOSS). Ведение базы данных возложено на местных регистрационных агентов, а доступ к ней будут иметь государственные органы БВО (в частности, Комиссия по финансовым услугам и Агентство финансовых расследований). Кроме того, создание данной системы значительно облегчает доступ к данным о бенефициарах компаний БВО для правоохранительных органов Великобритании.

Сейшелы и Белиз. Классические офшорные зоны избрали наиболее компромиссный вариант учета бенефициаров своих компаний. Закон Сейшел 2016 года «О международных коммерческих компаниях» предусматривает обязанность компаний вести реестр бенефициарных владельцев и хранить его по адресу зарегистрированного офиса на Сейшелах (то есть в офисе регистрационного агента), однако не содержит обязательного требования подавать данный реестр в государственные органы (возможен лишь опциональный файлинг по выбору компании). Таким образом, реестр бенефициаров ведётся каждой компанией самостоятельно и не является публичным. В 2017 году аналогичные правила были введены и в Белизе.

Наверх

10. Системные сбои: ураган «Ирма» и «Paradise Papers»

Осень 2017 года преподнесла отрасли и ряд неожиданностей – как природного, так и медийно-политического характера.

То, что чрезвычайные ситуации могут влиять, например, на обязательства в сфере международной торговли, известно давно: оговорка force majeure присутствует во всех внешнеэкономических контрактах. Однако, теперь под удар стихии в буквальном смысле попал сектор корпоративных и финансовых услуг.

В сентябре на страны карибского бассейна обрушился ураган «Ирма», нанесший наибольший ущерб территориям Британских Виргинских Островов, Антигуа и Барбуды, о-ва Сен-Мартен, Ангильи, островов Теркс и Кайкос, отчасти Кубы и США. На некоторое время деятельность местных органов управления, провайдеров корпоративного сервиса, юридических и аудиторских фирм оказалась парализованной.

В практическом плане последствия урагана сказались на сроках регистрации и продления офшорных компаний (в частности, на БВО), невозможности своевременного выпуска и апостилирования документов о надлежащем правовом состоянии и иных корпоративных сертификатов, в том числе, необходимых для продолжения обслуживания банковских счетов таких компаний. В ряде случаев несвоевременное предоставление требуемых документов в банки влекло приостановление работы по счету, что по понятным причинам вызывало беспокойство клиентов, особенно в случае необходимости проведения крупных или срочных транзакций. Также озабоченность российских клиентов вызывала возможная задержка процесса официальной ликвидации компаний БВО, завершение которой до конца 2017 года является условием освобождения от НДФЛ стоимости активов, полученных акционером от своей КИК.

К счастью, благодаря современным информационным технологиям и минимальному содержательному присутствию компаний на территории островов, негативные последствия для бизнеса во многом удалось минимизировать. В настоящее время работа Регистра компаний БВО и большинства провайдеров восстановлена.

Обратной стороной хранения данных в электронном виде стало опубликование в ноябре 2017 года так называемых «райских бумаг» - огромного архива конфиденциальных документов и сведений об офшорных компаниях, фондах и трастах, которые администрировал один из старейших сервис-провайдеров Бермудских островов. Такая утечка данных представляет собой уже не первый случай незаконного опубликования сведений об офшорных компаниях и их владельцах – не меньший резонанс в 2016 году получили «панамские бумаги».

В нынешнем релизе упоминаются, в частности, высокопоставленные должностные лица действующей администрации США, лица, приближенные к британской королевской семье, а также некоторые подсанкционные лица. При этом наибольшее количество офшорных компаний, упоминаемых в публикации, приходится на британские заморские территории. Несмотря на отсутствие указаний на конкретные нарушения закона, материалы «райских бумаг» в некоторых странах могут стать не только объектом повышенного внимания СМИ, но и послужить катализатором налоговых проверок и в отдельных случаях уголовных расследований в отношении их фигурантов.

Таким образом, даже самые строгие национальные законы в области коммерческой и профессиональной тайны в современных условиях не способны гарантировать клиенту конфиденциальность его данных, независимо от «уровня» такого клиента. Однако наибольший риск подобные публикации влекут для политически значимых лиц, а также для лиц, умышленно не исполняющих установленные законами своих стран обязательства по раскрытию информации.

Наверх

Теги: гестион, Оффшоры, налоговое планирование

Возврат к списку



Сейшелы
от 450 $

Белиз
от 1100 $

BVI
от 1500 $

Панама
от 1400 $

Латвия
от 500 €

Кипр
от 2000 €

Гонконг
от 2000 $
 
Канада 
от 1680 $

Другие
от 800 $

Оставьте Ваше сообщение:

Мы свяжемся с Вами в ближайшее время.
 
Выберите офис для обращения*
Имя*
Е-mail*
Телефон (не обязательно)
Ваше сообщение*
Защита от спама, отметьте пункт ниже:*

* - Поля, обязательные для заполнения