Заказать звонок Написать письмо
Регистрация компаний в различных оффшорных зонах
Улица 1905 года 8 (495) 287-60-01
Невский проспект 8 (812) 612-00-71

Наследование офшорных активов

Наследование офшорных активов

11.09.2017

Офшорными активами обобщённо называют различное зарубежное имущество, принадлежащее (непосредственно или в конечном счёте) определённому лицу. Это могут быть акции иностранных компаний, средства на банковских счетах, объекты недвижимости, транспортные средства и т.п. В случае смерти владельца таких активов возникает вопрос об их правопреемстве – то есть о переходе прав на такие активы к иным лицам. Практика показывает, что оптимальный способ облегчить наследование активов за рубежом – изучить, продумать и юридически закрепить все детали заблаговременно – при жизни наследодателя. В данной статье мы рассмотрим ключевые вопросы наследования акций офшорных компаний на примере некоторых популярных юрисдикций.

Британские Виргинские Острова

1. Наследование акций при отсутствии завещания.

По общему правилу, в случае смерти акционера компании, зарегистрированной на Британских виргинских Островах (БВО) и при отсутствии завещания, в котором была бы выражена воля наследодателя относительно судьбы принадлежавших ему акций компании, применению подлежит стандартная процедура наследования, установленная законодательством БВО.

«Отправной точкой» при трансграничном наследовании является определение применимого права. С точки зрения законодательства БВО акции компании БВО считаются расположенными на БВО («закон местонахождения вещи»), независимо от того, где проживал акционер или откуда управлялась компания. Разрешать вопросы наследования таких активов компетентны суды БВО. Поэтому, в случае смерти акционера (речь идет о ситуации, когда титульный акционер и бенефициарный владелец совпадают в одном лице) процесс перехода акций в собственность иного лица начинается с выдачи судом БВО полномочий администратору на управление имуществом умершего (grant of letters of administration), который и обеспечивает перевод активов непосредственно наследникам.

При этом, если заявление на выдачу таких полномочий поступило от иностранных лиц (или их представителей), суд должен установить приоритетность претендующих на наследство лиц по закону последнего места жительства (domicile) наследодателя, т.е. по иностранному праву. Для установления содержания иностранного права в рассматриваемой части заявитель должен представить суду заключение (напр., в форме аффидевита) по праву страны последнего места жительства умершего.

Право на наследование акций компании БВО приобретают только те лица, которые названы в судебном акте (grant of letters of administration). С момента принятия такой акт становится публичным документом. До указанного момента акции компании обездвиживаются: по ним не может осуществляться право голоса, они не могут быть переданы, проданы, по ним не может быть произведена выплата дивидендов.

Указанная судебная процедура может занять несколько месяцев, а в случае спора между потенциальными наследниками, а равно необходимости сбора, перевода, легализации и представления необходимых документов из других юрисдикций (в особенности из стран, правовая система которых отлична от общего права, напр., романо-германской или исламской), она может растянуться на годы. Кроме того, она может оказаться весьма дорогостоящей (в зависимости от стоимости наследуемых активов и прочих факторов). В редких случаях, если наследодатель имел последнее место жительства в Великобритании или на ее зависимой территории (аналогичной БВО), суд БВО может утвердить решение, вынесенное судом такой юрисдикции, что несколько облегчит процедуру вступления наследников в свои права.

2. Наследование акций по завещанию.

Другим вариантом наследования акций может быть оформление завещания (will) по правилам БВО. Однако, следует учитывать, что, хотя судебная процедура на БВО по утверждению завещания регулируется правом БВО, но способность к составлению завещания, форма и содержание завещания должны также соответствовать праву страны места жительства умершего.

Иными словами, завещание, составленное по праву БВО должно одновременно быть действительным с точки зрения права последнего места жительства наследодателя. Только в этом случае завещание может быть утверждено судом БВО (grant of probate). Чтобы заранее понимать, возможно ли это, наследодателю рекомендуется получить профессиональную консультацию по наследственному праву обеих юрисдикций.

3. Правомерные альтернативные способы посмертной передачи акций.

Среди правомерных альтернативных (не являющихся наследованием в юридическом смысле) способов обеспечения правопреемства акций компаний БВО как правило называют совместное владение и траст.

Совместное владение (joint ownership или joint tenancy). При такой модели владения, характерной для стран общего права, акции компании изначально находятся в совместной собственности сразу нескольких лиц (двух или более). На практике совместными владельцами часто выступают супруги или родитель и совершеннолетний ребенок. Указание на совместное владение (соответствующая словесная формулировка) должно содержаться в реестре участников компании и сертификатах акций. Также возможно указание на совместный характер владения акциями компании в ее уставе и меморандуме об учреждении.

В случае смерти одного из совместных владельцев, его интерес автоматически (в силу закона) распределяется между остальными пережившими его совладельцами (за совладельцами не закреплено конкретных долей: все они одновременно имеют один и тот же неделимый интерес в отношении всех или части акций компании). Акции, которые находятся в совместном владении, не подлежат включению в наследственную массу умершего совладельца, а всецело остаются в собственности здравствующих совместных владельцев. В случае, если остается единственный переживший совладелец, он становится единственным собственником акций компании. Судебные процедуры в указанных случаях не требуются.

Выбирая данный вариант, следует иметь в виду, что каждый из совместных владельцев постоянно является полноценным собственником акций и обладает правами на них не только в случае смерти, но и при жизни совладельца – потенциального «наследодателя». Специальные процедурные вопросы управления компанией при таком способе владения акциями (например, порядок принятия акционерами решений) могут быть урегулированы уставом компании или акционерным соглашением. Также следует иметь в виду, что совместное владение возникает единовременно – в момент выпуска акций. Попытка «добавления» нового совладельца или отчуждения «доли» какого-либо совладельца прекращает статус совместного владения, и собственность становится долевой.

Передача акций в траст. Акционер компании БВО для обеспечения желаемого порядка правопреемства может передать принадлежащие ему акции в траст, созданный в соответствии с Законом Виргинских Островов о специальных трастах 2003 г. (Virgin Islands Special Trusts Act, 2003). Указанный закон позволяет учредителю траста (settlor) сохранить определенный контроль над переданными в траст акциями и получать от них доход в течение жизни. Кроме того, траст, учрежденный в рамках указанного закона, может быть в любое время прекращен учредителем при жизни, а имущество, переданное в траст, возвращено учредителю.

Смерть учредителя траста не повлечет необходимости инициировать процедуру наследования, поскольку судьба акций на такой случай уже определена условиями траста. В случае смерти учредителя траста или утраты им дееспособности, доверительный собственник (trustee) распределяет акции в пользу бенефициаров, ранее зафиксированных в договоре траста. Иногда условия траста могут предусматривать сохранение акций в трасте и после смерти учредителя на определенный срок, лишь с последующим их распределением бенефициарам.

Договор траста является конфиденциальным, непубличным документом. Единственным лицом, которому по общему правилу будут известны детали трастового соглашения, является доверительный собственник (лицензированный провайдер трастовых услуг). Соответствующая информация может быть раскрыта только в случае судебного разбирательства или по запросу компетентного органа в сфере AML/CFT (которому подотчетен провайдер трастовых услуг).

Относительным недостатком траста является прижизненная утрата учредителем формальных прав на переданное в траст имущество (титула), а также необходимость оплаты услуг доверительного собственника в течение всего времени существования траста.

4. Иные способы посмертной передачи акций.

Практике известны варианты обхода судебных процедур по утверждению наследников (напр., путем заполнения недатированного передаточного акта с последующим внесением изменений в реестр акционеров, либо выдача доверенности на совершение указанных действий в случае смерти наследодателя). Каждый из таких способов в той или иной степени юридически порочен, однако, привлекает возможностью избежания волокиты и экономией времени и средств.

Основная проблема состоит в том, что любое полномочие (инструкция, неформальное поручение), данные тем или иным лицом третьим лицам, утрачивают силу с момента смерти такого лица. В этой связи недействительными могут быть признаны любые действия, предпринятые третьими лицами на основании инструкции умершего (иной, чем надлежаще оформленное завещание или траст, и вне установленных применимым правом процедур) или иных лиц, не уполномоченных на то судом БВО.

Поэтому использование «простых решений» несет в себе риски их оспаривания в судебном порядке со стороны заинтересованных лиц, чьи права оказались ущемлены (особенно, если компания имеет значимые активы или является конечной в цепочке корпоративной структуры). Директора или иные лица, по чьему указанию регистрационный агент внес изменения в реестр акционеров, минуя судебную процедуру, могут быть привлечены к персональной ответственности за неправомерные действия с имуществом умершего.

Сейшелы

На Сейшелах наследование по закону и по завещанию регулируется Гражданским кодексом Сейшел 1975 г. Акции сейшельских компаний IBC не признаются активом, находящимся на Сейшелах и, если наследодатель не был домицилирован на Сейшелах, войдут в наследственную массу умершего согласно законодательству страны его места жительства.

В отсутствие завещания права на акции (как движимое имущество) переходят к наследникам в силу закона. Судебной процедуры на Сейшелах с назначением исполнителя (executor) при наследовании движимого имущества как правило не требуется. В случае смерти акционера компании необходимо предоставить директору компании документы из страны места жительства умершего, подтверждающие смерть наследодателя и права конкретных лиц на наследование акций компании (должны быть апостилированы либо легализованы и сопровождаться переводом на английский или французский язык). На основании указанных документов вносятся соответствующие изменения в реестр акционеров и выпускается сертификат акций на имя нового акционера.

Альтернативами процедуре наследования являются совместное владение, прижизненный дар, передача имущества в траст или в частный фонд.

Передача акций компании в траст. Сейшельские международные трасты создаются в соответствии с Законом «О международных трастах» 1994 года (International Trusts Act, 1994). Передача активов в траст, учрежденный специально для обеспечения желаемого порядка посмертной передачи активов позволяет обеспечить нужный порядок правопреемства, вообще не прибегая к традиционным наследственным механизмам. Имущество, переданное в траст, перестает быть собственностью учредителя траста и больше не входит в его наследственную массу, а его судьбу определяет доверительный собственник в соответствии с юридически зафиксированными инструкциями учредителя траста.

Основным преимуществом посмертной передачи имущества через траст считается отсутствие ограничений, установленных применимым наследственным и семейным правом государства наследодателя. В то же время, учитывая, что передача имущества в траст является актом по распоряжению имуществом, то в случае, если такое имуществом относится к общей собственности супругов, может потребоваться согласие супруга на такую передачу. Следует также учитывать, что траст не признается в российской правовой системе (а, следовательно, стороны трастовых отношений не смогут рассчитывать на эффективную защиту своих прав и интересов в российских судах). Прямая передача в траст имущества, расположенного в России, с целью обхода императивных норм наследственного права, является ничтожной. Соответственно, в данном случае речь может идти только о передаче в траст акций сейшельской компании.

Бенефициарами траста сразу могут быть назначены те лица, которых учредитель траста желает видеть наследниками имущества (независимо от того, имели ли бы они право наследовать это имущество по применимому законодательству). В этом случае учредитель траста перестает быть собственником имущества, но может сохранить контроль над действиями доверительного собственника в объеме, предусмотренном условиями траста.

Смерть учредителя, в зависимости от условий траста, повлечет либо распределение имущества траста в пользу соответствующих бенефициаров (т.е. траст в этом случае прекращается), либо сохранение на определенный срок трастовых отношений, при которых имущество продолжает оставаться в трасте, а доходы, получаемые от указанного имущества, периодически перечисляются в пользу бенефициаров в определенных пропорциях.

Учитывая высокую «чувствительность» полномочий, возлагаемых на доверительного собственника, необходимо тщательно подходить к его выбору. Компании, выступающие доверительными собственниками в трастах, должны иметь специальную лицензию на оказание трастовых услуг и достаточно квалифицированный персонал.

В целях снижения риска действий доверительного собственника вопреки воле учредителя или интересам бенефициаров, условия траста могут ограничивать определенные полномочия доверительного собственника или обусловливать их получением согласия определенных лиц (протектора траста или самого учредителя). Вообще, одной из гарантий того, что после смерти учредителя траста, правопреемство будет осуществлено в желаемом им порядке, является тщательная юридическая проработка и максимально подробное описание всех процедур в трастовом договоре. Кроме того, условия траста могут требовать периодического пересмотра (напр., в силу изменения корпоративной структуры, намерений учредителя в отношении того или иного бенефициара, иных обстоятельств).

Сами бенефициары («наследники») при этом должны знать о факте учреждения траста в их пользу, располагать контактными данными доверительного собственника и представлять порядок своих действий в случае смерти учредителя траста (в том числе, какие документы потребуется представить доверительному собственнику).

Передача акций компании в частный фонд. Частный фонд (foundation) также может быть одним из средств для посмертной передачи акций сейшельской компании. Создание и деятельность фондов на Сейшелах регулируется Законом «О фондах» 2009 г. (Foundations Act, 2009). На Сейшелах, как и в большинстве иных юрисдикций, фонд, в отличии от траста, является самостоятельным юридическим лицом. В нем, однако, не предусмотрено участие в капитале и, потому невозможно говорить о том, что кто-либо «владеет» фондом.

Если в трасте акциями компании владеет и управляет доверительный собственник, то в случае с фондом, данные функции осуществляет сам фонд, от имени которого действует его орган управления – совет фонда.

Так же, как и траст, частный фонд решает такие задачи, как выполнение воли учредителя фонда в отношении переданного в фонд имущества, обеспечение интересов бенефициаров (лиц, в чью пользу осуществляется управление и/или последующее распределение имущества), защита конфиденциальности. Передача акций в фонд не может быть признана недействительной на Сейшелах на основании норм иностранного законодательства (напр., норм об обязательной доле в наследстве). Соответствующие решения иностранных судов не признаются и не подлежат исполнению на Сейшелах.

Кипр

Акции кипрской компании считаются имуществом, расположенным на Кипре. Наследственное право Кипра в целом следует модели большинства стран Британского Содружества. В случае смерти акционера кипрской компании, его акции могут перейти к наследникам только в результате утверждения на Кипре завещания (grant of probate) или – в отсутствие завещания – выдачи полномочий исполнителю (grant of letters of administration). Такая же процедура потребуется и в случае владения акциями кипрской компании через номинального акционера.

При определении применимого права учитывается последнее место жительства наследодателя (domicile). При отсутствии завещания, лица, которые имеют право обратиться за получением grant of letters of administration на Кипре, устанавливаются в соответствии с правом страны последнего места жительства наследодателя.

Для этого документы, представляемые на Кипре, должны сопровождаться профессиональным заключением по иностранному праву, содержащим сведения о том, кто имеет право на наследование по законам соответствующей страны. Такие документы, как свидетельство о смерти наследодателя, подтверждение его места жительства, подтверждение основания для наследования (родственные связи), нотариальное свидетельство о праве на наследство (где применимо) и иные документы в зависимости от ситуации, должны быть апостилированы и снабжены переводом на государственный язык Республики Кипр. Минимальный срок выдачи grant of letters of administration на Кипре составляет от 3 до 6 месяцев (если имущество наследодателя не является предметом спора).

Также необходимо иметь в виду, что положения, влияющие на порядок наследования акций, могут содержаться в корпоративных документах самой кипрской компании. В уставе или (чаще) в акционерном соглашении могут содержаться специальные правила и ограничения, касающиеся перехода прав на акции в случае смерти ее акционера. Например, в соглашении акционеров может быть заранее установлено, что акции конкретного акционера в случае его смерти могут перейти только к определенным лицам, или что все или некоторые из оставшихся акционеров наделены преимущественным правом выкупа акций умершего.

Альтернативными способами посмертной передачи акций кипрский компаний могут, в частности, выступать режим совместного владения акциями (joint tenancy) или кипрские международные трасты.

Если в компании номинальный акционер

Распространены ситуации, когда гражданин России при жизни пользовался услугами номинального акционера (нерезидента РФ), который владел акциями офшорной компании в пользу и в интересах такого гражданина РФ (бенефициарного владельца) на основании трастовой декларации (это документ, подписываемый номинальным акционером с указанием истинного собственника акций компании).

В странах общего права такая конструкция правомерна и широко распространена. Юридически она представляет собой «пассивный» траст, при котором роль номинального акционера ограничивается простым держанием акций и тем, что такой номинальный акционер фигурирует в реестре участников компании. По любым вопросам деятельности компании такой номинальный владелец подчиняется исключительно инструкциям бенефициара. Данные отношения не следует путать с трастом в прямом смысле, то есть трастом, который учреждается особым договором, по которому доверительный собственник (trustee) реально владеет и распоряжается переданным в траст имуществом в пользу одного или нескольких бенефициаров.

Указанный способ контроля над офшорной компанией имеет относительное преимущество с точки зрения конфиденциальности, однако, может породить известные проблемы в случае смерти бенефициарного владельца. Дело в том, что с точки зрения российского гражданского законодательства, указанный гражданин РФ в описанном случае вообще не владеет долями участия в иностранной компании. Это связано с тем, что российская правовая система не признаёт «расщепления» права собственности на титульное и бенефициарное. Предусмотренные российским «антиотмывочным» и налоговым законодательством понятия «бенефициарного владельца» и «контролирующего лица» относятся исключительно к данным сферам регулирования (AML/CFT и КИК соответственно) и не означают признания таких лиц собственниками компании в гражданско-правовом смысле.

Если смерть бенефициарного владельца произошла при сохранении номинального сервиса, речь пойдет не о переходе права собственности на акции иностранной компании (умерший его де-юре не имел), а о переходе бенефициарного интереса в отношении данной компании (и вытекающих из него прав) к наследникам. При этом, с точки зрения российского права, бенефициарный интерес не является ни имуществом, ни имущественным правом. Соответственно, по российскому праву, бенефициарный интерес в офшорной компании не войдет в наследственную массу, и документально подтвердить из России права на него (как если бы это были акции/доли в компании) будет невозможно.

Переход бенефициарного интереса в этом случае возможен либо путем осуществления классической процедуры наследования в соответствующей юрисдикции (в странах общего права – с назначением судом управляющего/представителя), либо путем переоформления трастовой декларации на нового бенефициара, если регистрационному агенту, предоставляющему номинальный сервис, была заранее дана инструкция по замене бенефициара на случай его смерти, а также если ему будут предоставлены исчерпывающая информация и документы, свидетельствующие о правах соответствующего лица на бенефициарный интерес в данной компании.

Второй вариант, как уже отмечалось выше, юридически небезупречен и может быть успешно оспорен в местном суде. Строго говоря, поскольку трастовая декларация теряет силу с момента смерти бенефициара, последующие действия номинального акционера с активами умершего бенефициара влекут определенные правовые риски, в первую очередь – риск оспаривания таких действий через суд со стороны других потенциальных наследников, связанный с тем, что наследование как таковое не имело место, а все изменения были проведены в силу договоренности.

Важнейшее значение во всех случаях имеет информированность потенциальных наследников о наличии самого актива, месте его нахождения (стране регистрации), контактах регистрационного агента и его посредника в своей стране, и, конечно, сама заинтересованность в получении контроля над компанией (которой, кстати, может и не быть). Например, длительное бездействие наследников может привести к тому, что компания, оставшаяся на этот период без внимания, может быть вычеркнута из реестра в связи с неуплатой ежегодной пошлины (и впоследствии ликвидирована), что создаст ещё большие сложности в восстановлении над ней контроля.

Действуя в превентивном порядке, бенефициар офшорной компании может заблаговременно (при жизни) перевести бенефициарный интерес на желаемое лицо (сохраняя в компании номинальный сервис), или отказаться от номинального сервиса и переоформить компанию на желаемое лицо напрямую (в качестве титульного акционера). В этих случаях будущая проблема наследования прав на компанию устранятся вовсе, однако старый бенефициар формально теряет всякий контроль над компанией и права на нее.

Если наследодатель на момент смерти жил в России

Как отмечалось выше, в большинстве случаев к наследственным отношениям применяется право страны последнего места жительства наследодателя. Так, к наследованию зарубежного имущества наследодателя, проживавшего в России (кроме недвижимого), будет применятся российское наследственное право (часть третья ГК РФ). Именно на основании российского права суд страны регистрации компании (акции которой подлежат наследованию) должен определить, имеют ли данные лица право на наследство.

Свидетельство о праве на наследство выдается российским нотариусом в установленный законодательством срок. Для представления за рубежом оно потребует апостилирования (либо легализации) и перевода на язык соответствующей страны.

Выводы

  • Учитывая различия правовых систем и практики разных стран, а также иные осложняющие факторы, почти всегда присущие конкретным ситуациям, процедура наследования акций (и офшорных активов в целом) может варьироваться от «умеренно сложной» до практически нереализуемой. Практике известны в том числе и тупиковые ситуации, влекущие безвозвратную потерю контроля над активами.
  • Классическая процедура наследования акций иностранной компании (по правилам страны регистрации компании) является наиболее сложным, затратным, но в то же время юридически безупречным способом посмертного перехода прав на данный вид имущества к наследникам.
  • «Альтернативными» способами обеспечения правопреемства акций офшорной компании могут служить передача акций в траст или в частный фонд. Наименее затратными «превентивными» способами могут быть изначально установленный режим совместного владения акциями или прижизненное отчуждение потенциальным наследодателем акций в пользу желаемого лица.

Способ обеспечения правопреемства акций иностранной компании Стоимость Сложность Правовые риски 
(например, риск последующего оспаривания в суде)
Наследование по завещанию (процедура осуществляется в стране регистрации компании) Высокая Высокая Средние/Низкие
Наследование по закону (процедура осуществляется в стране регистрации компании) Высокая Высокая Средние/Низкие
Передача акций в траст (для стран общего права) Средняя/Высокая Средняя/Высокая Средние
Передача акций в частный фонд Высокая Средняя/Высокая Средние
Прижизненное отчуждение (дарение, продажа) акций Низкая Средняя/Низкая Низкие
Совместное владение (для стран общего права) Низкая Низкая Низкие
Использование недатированного передаточного акта / документальная замена бенефициара на основании неформальной инструкции (если используется номинальный сервис) Низкая Низкая Высокие

Примечание. Настоящая публикация составлена исключительно в справочных целях и не является консультацией в области права или наследственного планирования. По любым рассматриваемым вопросам рекомендуется обращаться за квалифицированной юридической помощью к специалистам, практикующим в соответствующих юрисдикциях.

Теги: Оффшоры, международное налоговое планирование

Возврат к списку



Сейшелы
от 450 $

Белиз
от 1100 $

BVI
от 1500 $

Панама
от 1400 $

Латвия
от 500 €

Кипр
от 2000 €

Гонконг
от 1900 $
 
Канада 
от 1680 $

Другие
от 800 $

Оставьте Ваше сообщение:

Заполните форму обратной связи и наш специалист свяжется с Вами в ближайшее время.

 
Выберите офис для обращения:*
Имя*
Е-mail*
Телефон (не обязательно)
Ваше сообщение*
Защита от спама, отметьте пункт ниже:*
 

* - Поля, обязательные для заполнения