Написать письмо Заказать звонок
Регистрация компаний в различных оффшорных зонах

Улица 1905 года 8 (495) 287-60-01

Невский проспект 8 (812) 612-00-71

Частные фонды и трасты в международном налоговом планировании: краткий обзор

03.03.2014

Обращение к международным механизмам построения бизнеса связано в большинстве случаев с достижением достаточно узкого круга целей. Это, прежде всего, конфиденциальность владения активами, их защита от притязаний кредиторов одновременно с сохранением возможности управления, а также возможность налоговой оптимизации. При существенном объеме инвестируемых активов круг задач расширяется и включает в себя интересы, связанные с вопросами наследования имущества, без возможных негативных последствий в виде налога на наследство, принудительного наследования и выделения обязательных долей в наследстве, а также продолжительного периода вступления в наследство.

Использование номинального сервиса способно решить часть описанных выше задач, связанных с конфиденциальностью и сохранением доступа к управлению активами, посредством выдачи доверенности на ведение дел компании, но никогда не обеспечит надежный контроль, а также наследование активов. Бенефициарный владелец может составить документ, известный как “Letter of Wishes”, адресованный номинальному акционеру и содержащий инструкции по наследованию активов. Между тем, данный документ не будет являться для номинального акционера обязательным к исполнению после смерти бенефициара ввиду его не контрактной основы.

В связи с этим недостатком использования номинального сервиса достаточно распространенными инструментами для наследования и инвестирования активов являются фонды и трасты. Оба этих правовых института сформированы на основе одной правовой конструкции, суть которой заключается в том, что учредитель передает активы в управление третьему лицу (Совету фонда или доверительному собственнику) для управления ими в пользу бенефициаров. Между тем, вследствие развития в разных правовых системах фонды и трасты имеют существенные отличия в их правовой сущности и регулировании.

Немного теории

Основное различие между трастом и фондом заключается в том, как закрепляется право собственности на переданное в управление имущество.
Траст представляет собой правоотношение, в силу которого доверительный собственник (trustee), являющийся носителем титула собственника на переданное имущество, управляет и распоряжается им в интересах бенефициаров, носителей титула по «праву справедливости». Последнее признается только в странах общего права или странах смешанной правовой системы: Великобритании, Соединенные Штаты Америки, Канада, Кипр, Гонконг, Сингапур, а также в заморских и зависимых территориях Соединенного Королевства: Британские Виргинские Острова, Белиз, Каймановы острова, Гибралтар, остров Джерси и Гернси и др.

Отсюда правовая конструкция траста может быть признана только в перечисленных юрисдикциях, и ввиду того, что законодательство всех данных юрисдикций основано на общем праве, проблемы взаимного признания трастов между данными странами не существует. В странах гражданского права (или странах романо-германской правовой семьи) данная конструкция может быть признана в случае его специального признания в законодательстве или в силу международного договора (Гаагская Конвенция о праве, применимом к трастам, и об их признании). В список таких стран входят Люксембург, Лихтенштейн, Швейцария, Нидерланды, Италия.

Большим достоинством траста является возможность скрыть фигуры учредителя и бенефициаров за фигурой доверительного собственника, сохранив права на получение доходов от инвестированного имущества. Траст возникает в силу подписания соглашения, декларации или завещания (одностороннее образование траста), не требующих государственной регистрации, отчего отследить данные учредителя и бенефициаров является достаточно непростой задачей. Этот аспект траста особенно интересен лицам, структурирующим активы в странах романо-германской семьи, к которой, в том числе, относится Россия. Однако конструкция траста не признается в подавляющем большинстве стран гражданского права ввиду так называемого «расщепления» права собственности на передаваемое в траст имущество на титул по общему праву (legal title) и титул по праву справедливости (equitable title), когда у нескольких лиц оказывается право собственности на одно имущество. Надо понимать, что в англо-саксонской системе права данные два права собственности также не являются равнозначными, поэтому никаких противоречий в доктрине не возникает. Российская правовая система, как и система многих европейских государств, принадлежащих к странам гражданского права, признают лишь «писанный» закон и отрицают существование «права справедливости».

Таким образом, в системе романо-германского права  создание траста сталкивается с непримиримыми противоречиями в теории права. Поэтому сходные трастам функции могут выполняться благодаря иным правовым конструкциям, в том числе договором доверительного управления и фондом. В соответствии с первой концепцией происходит та же передача имущества в управление третьему лицу, однако в данном случае юридическим собственником имущества остается учредитель, что исключает функцию защиту активов, а доверительный управляющий обладает более узкими полномочиями по сравнению с функциями доверительного управляющего в трасте.

Фонд представляет собой иную правовую конструкцию: он является юридическим лицом, которое управляется лицами, назначенными учредителем, и которому учредитель передает в собственность имущество для управления соответственно цели, ради которой фонд был создан. По своей сути фонд представляет собой юридическое лицо, в котором понятие «акционер» подменяется понятием «цель» (семейная, благотворительная, общественно-полезная цель). Таким образом, бенефициар фонда не имеет титула собственника и иные права, например, ограниченные вещные права, на активы созданного фонда. Бенефициары имеют интерес, то есть право на получение части прибыли по результатам инвестирования и управления переданным в фондом имуществом. Данный интерес закрепляется не «правом справедливости», а корпоративным регулированием фонда: уставе или учредительном договоре. Поэтому защита данного интереса бенефициаров больше будет зависеть не от прецедентной практики, а от формулировок корпоративных документов и соответствующего законодательства о фондах. 

Кроме описанного выше фундаментального отличия фондов и трастов, существуют и иные. Так, ввиду обязательной государственной регистрации фонда в качестве юридического лица, возможности конфиденциальности в фонде несколько ниже, ввиду того, что его учредительный договор обязателен к подаче в государственные органы, следовательно, данные, содержащиеся в нем, приобретают публичный характер. В учредительном договоре обязательно должно быть описано имущество, переданное в управление фонду в момент его формирования. Так как при формировании фонда обычно устанавливается минимальный уставный капитал, и для неоффшорных фондов минимальные требования могут быть достаточно высокие (в Лихтенштейне - 30 000 CHF/USD/EUR), конфиденциальность владения активами, особенно первоначальными, в трасте оказывается более высокой.

Значительным отличием между фондом и трастом является порядок налогообложения, ввиду того, что фонд является отдельным субъектом налогообложения, будучи юридическим лицом. В некоторых странах фонд обязан платить при регистрации одноразовый гербовый сбор, а в последующем ежегодно уплачивать налог на капитал. Так как траст не является юридическим лицом, для него отсутствует обязанность по уплате каких-либо налогов. Между тем этот момент компенсируется требованиями налогообложения персональных доходов бенефициаров траста.

Также различным является механизм перевод траста или фонда в иную юрисдикцию. Для обоих необходимо соблюдение условий по признанию этой правовой конструкции в новой юрисдикции. В случае с фондом необходимо пройти государственную регистрацию или процедуру перевода, а также проверку доступности наименования к регистрации, с чем потенциально могут возникнуть  трудности. Для перевода в иную юрисдикцию траста необходимо лишь сделать дополнение трастового договора в части применимого права.

Одновременно отметим несколько преимуществ фонда перед трастом:

- Фонд является более устойчивым инструментом сохранения активов, так как фонд является отдельным юридическим лицом. При регистрации фонда основные положения учредительного договора проверяются государственным регистрирующим органом на соответствие требованиям закона. В таком случае регистрация фонда с серьезными правовыми дефектами практически исключена, ввиду того, что, по своей сути, существуют два уровнями контроля: с одной стороны - государственный регистрирующий орган, с другой стороны – регистрационный агент (в соответствии с законом – компания с особыми полномочиями по администрированию и представлению интересов фонда перед государством). Поэтому при выдаче Сертификата о регистрации фонда бенефициары и учредители могу говорить о закреплении своих полномочий. По сравнению с фондом, траст с этой точки зрения характеризуется возможностью судебного оспаривания даже факта своего существования, в результате которого суд может признать фидуциарные отношения в трасте, а, следовательно, и сам траст, не возникшими и не имеющими правовых последствий;

- По сравнению с трастами в фондах намного проще сменить управляющий орган (Совет фонда), так как сменить доверительного собственника означает, по сути, изменение траста, ввиду смены сторон в правоотношении;

- Возможность передачи имущества в фонд без последующего его оспаривания кредиторами. В случае непризнания траста континентальной системой права возможны различные последствия, описанные далее, но, в любом случае, закрепляющие интересы собственника лишь за одним лицом, что  нарушает баланс интересов всех участников управления имущества;

- Активы, размещенные в фонде, могут оказаться защищенными от налогового бремени посредством регистрации в классических оффшорных юрисдикциях (с соблюдением некоторых условий, рассмотренных далее), где фонды обязаны уплачивать лишь ежегодные сборы в виде годовой поддержки. В трастах налогообложение чаще всего структурируется через личные доходы бенефициаров по месту их налоговой резидентности.

- Имущество фонда является обособленным от имущества учредителя фонда. Таким образом, имущество фонда не может быть изъято, за исключением тех случаев, в которых долговые обязательства возникли или был причинен ущерб в ходе деятельности сообразной целям создания фонда. Имущество фонда не может быть использовано для погашения обязательств учредителя или бенефициара.  Кредиторы бенефициара имеют право возражать против распределения или передачи активов фонда в течение ограниченного времени (для Панамы и Сейшельских островов - три года) после совершения вклада или передачи активов фонду.

В России, странах СНГ и европейских странах с континентальной системой права для передачи активов в управление подойдет именно такая правовая конструкция как фонд, прежде всего из-за возможности его признания в дальнейшей деятельности и избежания фактов оспаривания передачи имущества, а также иных негативных последствий при разрешении налоговых и иных споров. В случае рассмотрения иска, в котором обстоятельства дела будут связаны с трастами, у суда в странах романо-германской правовой системы права имеется несколько возможных решений ввиду обстоятельств дела: признать имущество траста оставшимся в собственности учредителя, перешедшим (или подаренным) доверительному собственнику или находящимся в собственности бенефициара. Баланс интересов, на котором строится любой траст, в любом из перечисленных решений, будет серьезно нарушен.

Также достаточно сложной будет являться и сама процедура передачи в траст активов, расположенных на территории Российской Федерации, особенно недвижимого имущества. Ввиду положения ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», основанием для регистрации перехода права на недвижимое имущество в том числе служат «договоры и другие сделки, совершенные в соответствии с законодательством, действовавшим в месте расположения объектов недвижимого имущества на момент совершения сделки». Так как современное российское законодательство не признает концепции траста, на основании такого договора переход права не будет зарегистрирован. Применить же английское право в данных отношениях будет практически невозможно ввиду наличия общей коллизионной привязки разрешения спора о недвижимом имуществе в соответствии с законом его местонахождения, что закреплено и в российском законодательстве (ст. 1205 ГК РФ). Выходом из данной ситуации может служить регистрация недвижимого имущества, находящегося на территории России, на иностранную компанию (подробнее - http://www.gestion-law.com/manual/zarubezhnaya-offshornaya-kompaniya-kak-sobstvennik-nedvizhimosti/) и передачи в траст акций данной компании. Однако данное решение не является универсальным с точки зрения дальнейшего владения, в частности налоговой нагрузки.

Основные правовые характеристики фондов

Возможность регистрации фонда предлагается в таких юрисдикциях как Австрия, Сейшельские острова, Панама, Лихтенштейн, Люксембург, Нидерландские Антильские острова, Белиз. В данной статье основные принципы построения работы фондов рассмотрены на примере законодательства Сейшельских островов - Закона о частных фондах 2009 года (The Foundations Act, 2009). Законодательство о фондах в других юрисдикциях имеет сходные черты и отличается исключительно в деталях, которые будут рассмотрены в отдельных параграфах.

В качестве общих характеристик оффшорных фондов необходимо отметить, что все они характеризуются отсутствием обязательных требований о предоставлении в государственные органы бухгалтерской отчетности; почти полным освобождением от налогов при соблюдении требований ведения деятельности и владения активами вне территории страны регистрации; общим низким престижем юрисдикций и повышенным вниманием налоговых органов страны, с территории которой происходит передача активов фонда или на территорию которой поступают выплаты, например, в адрес бенефициаров; низкий контроль со стороны государственных органов.

Основными документами, регулирующими деятельность фонда, являются учредительный договор (Foundation Charter) и устав (Foundation Regulations). Ввиду того, что в отличие от траста, фонд является юридическим лицом, он возникает вследствие государственной регистрации: подачи в государственный Регистр Компаний (Registrar) учредительного договора фонда (Foundation Charter) и последующего выпуска регистратором Сертификата инкорпорации фонда. Учредительный договор, таким образом, является публичным документом, поэтому при необходимости сохранения конфиденциальности данных об учредителе, имуществе и бенефициарах фонда, составление Foundation Charter требует детальной проработки в части процедур назначения, смешения членов управляющего органа, бенефициаров и перенесения конкретных имен во внутренние документы фонда, например, Foundation Regulations.

В соответствии с законом, Учредительный договор сейшельского фонда должен быть составлен на английском или французском языке (или должен сопровождаться должным переводом на эти языки) и должен содержать следующие положения, которые после регистрации становятся публичными:

- Наименование регистрируемого фонда:
К наименованию фонда предъявляется ряд формальных требований, в частности включение в состав наименования окончания «Foundation». Содержание иных указаний на организационно-правовую форму или окончаний (limited, company, partnership) недопустимо. Наименование может быть выражено на любом языке, если наименование регистрируется на языке ином, чем английский или французский, регистрационному агенту необходим к предоставлению перевод, транслитерация, а также объяснение наименования. Запрещены наименования, носящие оскорбительный, по мнению регистратора, характер, а также наименования, подразумевающие патронаж государственных органов Сейшельских островов или иного государства или вызывающих ассоциацию реальной связи с ними. Также в наименовании являются запрещенными следующие слова: “Assurance”, “Bank”, “Building Society”, “Chamber of commerce”, “Chartered”, “Cooperative”, “Insurance”, “Municipal”, “Trust”, “Stock Exchange”, “Securities”, “Royal”, “Fund”; 

- Юридический адрес фонда (предоставляется местным сертифицированным регистрационным агентом);

- Учредитель или учредители фонда, а также адреса их местонахождения:
Учредителями фонда могут выступать как юридические, так и физические лица, какие-либо законодательные требования их резидентности отсутствуют.  Возможность сохранения конфиденциальности учредителя фонда решается путем его учреждения корпоративной структурой, имеющий закрытый реестр акционеров, то есть любой оффшорной компанией. Данное решение позволяет  сохранить сильный контроль за фондом и его имуществом ввиду возможности резервирования целого ряда полномочий за учредителем фонда, которые будут рассмотрены далее;
  
- Цели, для которых образован фонд:
Цели, во исполнение которых образуется фонд, могут быть различными, за исключением коммерческих и предпринимательских. Одновременно цель обязательно должна включать в себя управление активами фонда и распределение прибыли от данной деятельности между его бенефициарами. Очень важно, чтобы во исполнение цели фонд не вел деятельности на территории Сейшельских островов, но в данном случае есть некоторые исключения, например, в части открытия банковского счета.
В случае необходимости организации фонда исключительно для выполнения задач управления и наследования бизнес активов, может быть использования схема с фондом - владельцем акций компании. В данном случае сохраняется высокая конфиденциальность владения компанией, так как реестр акционеров показывает только наименование фонда, а не его учредителя, бенефициаров или членов Совета фонда. Одновременно с этим не происходит нарушения «некоммерческого» характера фонда, так как коммерческая деятельность переведена на «активную компанию», фонд вовлечен только в получение «пассивных» доходов в виде дивидендов, что соответствует цели управления активами;

- Описание первоначального имущества фонда;
Согласно Закону о частных фондах, минимальная стоимость начальных активов фонда не должна составлять менее 1 Доллара США или эквивалента в иной валюте. В качестве активов фонда может выступать любое имущество или право, подлежащее имущественной оценке, за исключением недвижимого и иного имущества, зарегистрированного на территории Сейшельских островов, в том числе акции и облигации компаний, инкорпорированных или зарегистрированных в данной юрисдикции (оффшорные или компании «международного бизнеса» под данные ограничения не подпадают). В целях конфиденциальности в Учредительном договоре может содержаться описание минимального объема имущества, а передача последующих активов фиксироваться во внутренних документах фонда, например, в уставе;

- Определение сроков существования фонда:
Фонд может существовать ограниченное или неограниченное время, а также момент прекращения существования фонда может быть связан с наступлением каких-либо обстоятельств или с выполнением целей фонда. В этом аспекте фонд имеет большое преимущество перед трастами, так как последние обычно ограничены временными рамками своего существования, которые являются фиксированными или определяемыми (смерть последнего известного учредителю бенефициара и т.д.);

- Порядок назначения членов Совета фонда:
В состав Совета фонда, который является управляющим органом, могут входить как физические, так и юридические лица. Ограничения касаются лишь назначения учредителя фонда или его протектора единственными членами Совета фонда. Использование корпоративных членов Совета,  как и в случае с корпоративным учредителем, может обеспечить высокую конфиденциальность и реальный контроль над созданным фондом.
При использовании номинального сервиса в составе Совета фонда необходимо с повышенным вниманием отнестись к следующим моментам. Во-первых, при правильной проработке учредительного договора фонда возможно сохранение контроля над действиями Совета фонда, так как в соответствии с законом возможность передачи права отдельного члена Совета фонда иному лицу отсутствует. Во-вторых, необходимо помнить, что выпуск доверенностей от имени Фонда возможен, в том числе, по решению Совета фонда. Поэтому в соглашение об оказании номинального сервиса или в уставе необходимо зафиксировать порядок одобрения выпуска подобных доверенностей, например, при предварительном одобрении учредителя или протектора. Аналогичным образом должен решаться вопрос с порядком назначения бенефициаров фонда, который обязательно должен быть урегулирован в учредительном договоре, так как в определенных случаях возможно их назначение решением Совета фонда.

Другими существенными моментами, которые играют важную роль в функционировании фонда и, следовательно, должны быть урегулированы в учредительном договоре, являются следующие:

- Порядок изменения Учредительного договора.
При организации фонда необходимо помнить, что учредительный договор фонда может подлежать изменениям. Во избежание непредвиденных ситуаций, в том числе в долгосрочной перспективе, процедура внесения изменений должна быть детально урегулирована в самом учредительном договоре. При отсутствии данных положений в учредительном договоре фонда данный вопрос будет решаться в соответствии с законом, предусматривающим 2 возможных варианта:

- По общему правилу, внесение и одобрение изменений учредительного договора совершается посредством письменной резолюции учредителя фонда или совместно всеми его учредителями;

- В случае если на момент изменений учредительного договора не осталось ни одного дееспособного учредителя, то подобные изменения проводятся Советом фонда с последующей санкцией суда.

- Порядок назначения бенифициаров фонда:
Бенефициары фонда могут быть определены как в Foundation Charter, так и в Foundation Regulations. Необходимо иметь в виду, что в совпадающих положениях большую юридическую силу будут иметь положения Foundation Charter. Однако последний документ является официальным и подлежит к подаче при регистрации фонда в государственных органах, что снижает защищенность данных о конечных выгодополучателях фонда. Поэтому в данном случае более надежно будет прописать конкретных бенефициаров в Foundation Regulations, а порядок их назначения и замены – в учредительном договоре. Для сохранения контроля данное полномочие можно закрепить за учредителем фонда, так как при отсутствии регулирования данного вопроса в учредительном договоре, он будет решаться в соответствии с законом, согласно которому Foundation Regulations может изменяться единогласно Советом фонда или бенефициары могут назначаться Советом фонда, если это не противоречит его учредительному договору.  Например, учредитель фонда может являться бенефициаром фонда до момента смерти. При этом последующие бенефициары (наследники) должны быть определены в уставе фонда. Если последующие наследники не определены в уставе на момент смерти учредителя фонда или не определены правила назначения бенефициаров, то члены совета фонда имеют право назначить бенефициаров самостоятельно. Данный момент является очень важным при наследовании активов.

 - Полномочия учредителя фонда.
Главная обязанность основателя фонда состоит в уплате начального капитала или внесении первоначальных активов. Однако при желании основатель фонда может «зарезервировать» дополнительные полномочия в учредительном договоре, чтобы сохранить последующий контроль над фондом:

- изменение/дополнение Учредительного договора и Устава;
- роспуск и ликвидация фонда;
- назначение и/или отставка членов Совета, Протектора Фонда;
- руководство инвестированием активов Фонда;
- изменение юрисдикции Фонда;
- назначение/исключение лиц в составе бенефициаров.

Для большего контроля над фондом учредитель может назначить себя Протектором фонда. Основная функция протектора – наблюдение за деятельностью фонда с точки зрения выполнения им учредительных целей. Должность Протектора, как и его полномочия и порядок назначения, лучше закреплять в учредительном договоре фонда, который имеет наивысшую юридическую силу при регулировании вопросов жизнедеятельности фонда.  Можно, например, предусмотреть  порядок обязательного одобрения Протектором любых действий  резолюций от имени фонда. Личность же протектора лучше закрепить в Foundation Regulation. В отношении учредителя фонда действует ограничение в части его деятельности единственным Протектором. В этом случае можно предусмотреть комбинацию из учредителя и второй подконтрольной ему компании из стран с закрытым реестром в качестве коллегиального Протектора, который обеспечит единогласное принятие решений в интересах учредителя. Также возможен вариант учреждения фонда корпоративной структурой и назначения реального заинтересованного лица Протектором фонда в единственном числе посредством Устава фонда для сохранения необходимого уровня конфиденциальности.

Исходя из проанализированных выше особенностей регулирования фондов можно также сделать следующий вывод. Если для Вас, как клиента, вопросы конфиденциальности с возможным сохранением реального контроля над образованным фондом, являются наиболее актуальными, то необходимо избежать ситуации, когда Вы не будете фигурировать ни учредителем фонда (в том числе после передачи прав), ни его Протектором, ни членом Совета фонда. В подобном случае риск потери контроля над фондом достаточно велик.

Создание частного фонда в Панаме

Структура и порядок функционирования панамского фонда очень близок к частному фонду, зарегистрированному на Сейшельских островах, однако в нем существует рядом особенностей:

- Минимальная стоимость активов в соответствии с законом Панамы «О частных фондах» 1995 года составляет 10 000 Долларов США или эквивалент в иной валюте. Во избежание проблем с оценкой активов, учредителю целесообразнее внести эту сумму денежными средствами на банковский счет фонда. Повышенный объем первоначальных активов для регистрации фонда снижает привлекательность данной юрисдикции ввиду необходимости оценки активов, а также публичности данной информации;
- Учредительный договор, а также все последующие его изменения, должны быть подписаны учредителями или иными лицами (в случаях предусмотренных Учредительным договором) в присутствии  нотариуса в месте учреждения фонда. В случае реального управления (например, с включение корпоративных структур в качестве учредителя и членов Совета, в которых реальное управление принадлежит клиенту) без использования «местного» номинального сервиса, данный факт приводит к дополнительным расходам, возникающим из необходимости легализации документов для их подачи в государственный регистрирующий орган Панамы;
- В Панаме существенно упрощен порядок так называемого «переезда» фонда из одной юрисдикции в другую. В законе отсутствуют требования повторения юридических действий по регистрации Учредительного договора, а предусмотрена специальная, упрощенная процедура;
- В отличие от законодательства Сейшельских островов в Учредительном договоре панамского фонда должны присутствовать имена и адреса членов Совета Фонда, что снижает конфиденциальность при желании клиента сохранить реальный контроль над структурой фонда.

Частные Фонды в Лихтенштейне

Альтернативой оффшорным фондам может стать частный фонд, зарегистрированный в Лихтенштейне. Основными его преимуществами являются следующие:

- Развитое в отношении фондов корпоративное законодательство:
В данной юрисдикции правовые положения о фондах появились еще в 1926 году с принятием «Закона о лицах и организациях», в котором содержались нормы, в том числе регулирующие деятельность фондов. Последующие законодательные акты других стран, например, Закон Панамы о частных фондах, во многих положениях был скопирован с законодательства Лихтенштейна;

- Высокая степень защиты бенефициарных интересов фонда:
Лихтенштейн является уникальным государством, в котором одновременно признаются как концепция траста, так и фонда, в том числе на законодательном уровне. Для инвесторов это означает, что защита своих интересов как бенефициаров фонда становится более надежной, ввиду того, что доказательство «бенефициарного интереса», с учетом его общего признания в правовой системе, чрезвычайно облегчается. Законодательство Лихтенштейна о трастах и фондах является настолько детально проработанным, что выделяет несколько типов бенефициаров, различающихся по объему прав;

- Гибкость организационных структур:
Не все виды частных фондов в данной юрисдикции подлежат государственной регистрации. Некоторые типы фондов приобретают правосубъектность без государственной регистрации, путем простого депонирования уведомления об учреждении фонда (содержание сходно с учредительным договором сейшельского фонда):
1.    Семейные фонды (бенефициарами являются только члены семьи).
2.    Смешанные семейные фонды (члены семьи и другие бенефициары).
3.    Церковные фонды;

- Высокая конфиденциальность данных:
Правила регистрации фонда, в частности определение бенефициаров возможно во внутренних документах фонда. Дополнительно правила тайны в Лихтенштейне (не только банковской, но и налоговой) очень строги, за их  разглашение, в том числе государственными служащими, предусмотрены существенные санкции. Информация, которая подпадает под действие законов о налоговой тайне, ни при каком условии не может быть раскрыта иностранным властям. Этот механизм является достаточно прогрессивным и действует в интересах инвестора.

Несмотря на обозначенные выше преимущества, регистрация частного фонда в Лихтенштейне имеет ряд недостатков:

- Лихтенштейн фигурирует во всех «черных» списках Минфина и ЦБ РФ (приказ Минфина России от 13.11.07 № 108н, Письмо МНС РФ от 27 марта 2002 года №ФС-6-26/360 «Обмен информацией» и т.д.).  Следовательно, все сложности и ограничения по работе с классическими оффшорными компаниями будут переноситься и на частный фонд в Лихтенштейне, а их статус для банков, валютного контроля и ФНС будет идентичным. Подробнее Вы можете ознакомиться с особенностями работы с юрисдикциями, присутствующими в этих списках, по ссылке - http://www.gestion-law.com/manual/chernye-spiski-offshornykh-zon-v-rossii/;

- Достаточно высокий, по сравнению с оффшорными юрисдикциями, минимальный капитал фонда, который составляет 30 000 CHF/USD/EUR;  

- В лихтенштейнском фонде обязательны минимум два члена совета фонда, один из которых должен быть гражданином/компанией, зарегистрированной на территории Лихтенштейна или страны-участницы Европейского экономического пространства (в дополнение к странам-участницам Европейского Союза Норвегия и Исландия), допущенный к деятельности доверительного управляющего. На практике чаще всего совет фонда формируется специальной лицензированной управляющей компанией, которая является профессионалом на инвестиционном рынке. Данный факт увеличивает расходную часть образования и обслуживание фонда;

- Если фонд в той или иной степени ведет коммерческую деятельность, он подчинен обычным требованиям закона к бухгалтерскому учету юридических лиц; 

- Наличие налогообложения, особенности которого будут рассмотрены далее.

Налогообложение частных фондов Лихтенштейна

С 01 января 2011 года в Лихтенштейне действует новое налоговое законодательство, в рамках которого были внесены серьезные коррективы в налогообложении всех юридических лиц, зарегистрированных в данной юрисдикции, в том числе частных фондов.
Ранее режим налогообложения всех фондов был в какой-то степени схож с оффшорными компаниями: при отсутствии коммерческой деятельности на территории Лихтенштейна фонд освобождался от налога на доходы, а вопрос налогообложения бенефициаров фонда решался в соответствии с законодательством страны их местонахождения.

С 2011 года никаких различий в зависимости от организационно-правовой формы не предусматривается, разница в системе налогообложения ставится в зависимость от ведения коммерческой деятельности: компании, ведущие коммерческую деятельность, облагаются корпоративным налогом по ставке 12,5% с минимальной суммой налога 1200 швейцарских франков.
Под организациями, которые не ведут коммерческую деятельность, подразумеваются холдинговые компании, а также фонды, которые все свои доходы получают от различного рода исключительно зарубежных пассивных доходов (дивидендов, процентов, роялти). Единственный налог, который обязаны платить такие структуры, – это налог на капитал в размере 0,1% от внесенного в фонд капитала, но не меньше 1200 швейцарских франков. Ставка налога уменьшается до 0,075% при уставном капитале более 2 млн. швейцарских франков  и до 0,05% при уставном капитале более 10 млн. швейцарских  франков.

Внесение имущества в фонды Лихтенштейна и выплаты бенефициарам по-прежнему остались свободными от налогообложения. Остались и некоторые другие особенности, делающие Лихтенштейн привлекательной юрисдикцией для формирования холдинговых структур, а именно:

- Прибыль от участия в капитале других компаний не является налогооблагаемым доходом;
- Прибыль от продажи доли участия и прирост капитала не облагаются налогом;
- Прибыль, полученная от владения недвижимостью, которая расположена за пределами Лихтенштейна, не облагается налогами. Это относится как доходу от аренды, так и к доходу от продажи.

Главные выводы

В ходе исторического развития фонды и трасты создавались для решения сходного рода задач. Так как эти задачи включали в себя конфиденциальность, защиту и сохранение активов, а также возможное наследование через своего рода альтернативу классическому завещанию, оба инструмента являются чрезвычайно гибкими и есть возможность их приспособить под конкретные потребности клиента.

В свою очередь, фонд по сравнению с трастом является более устойчивой формой сохранения имущества. В случае регистрации фонда возможность судебного оспаривания факта его существования отсутствует. С этой стороны траст менее формализован, а, следовательно, более конфиденциален, но есть вероятность признания его недействительным, например, по причине сохранения сильного влияния учредителя за действиями доверительного собственника.

Зарегистрированный фонд будет являться стабильным инструментом, так как нет никаких временных ограничений его существования, а противоречащие закону положения учредительного договора практически невозможны ввиду их проверки при регистрации регистрационным агентом и государственным регистрирующим органом.

Также правовая конструкция фонда признается в странах гражданского права, к которым в том числе относится Россия, что исключает возможную негативную переквалификацию судебными и налоговыми органами сути существующих правоотношений, что, как описывалось выше, возможно в данных юрисдикциях в отношении трастов.

Главным же выводом хотелось сделать тот, что при обращении к инструментам управления имуществом, как к трастам, так и фондам, необходимо осознавать, что в современном мире невозможно достигнуть полной конфиденциальности передачи и владения активами, а, следовательно – полной недоступности имущества для кредиторов или нежелательных наследников. Это является следствием развития системы договоров об обмене налоговой и иной информации, развитие «антикоррупционного» законодательства и  законодательства «об отмывании денег», которое способствует возникновению большего контроля бизнес - структур со стороны государственных органов. Для повышения уровня конфиденциальности необходимо с повышенным вниманием подходить к выработке трастового соглашения или формулированию учредительного договора фонда и его внутренних документов с обязательным привлечением квалифицированных юристов.


Возврат к списку



Сейшелы
от 800 $

Белиз
от 1100 $

BVI
от 1400 $

Панама
от 1300 $

Латвия
от 400 €

Кипр
от 2000 €

Гонконг
от 2300 $
 
Канада 
от 1680 $

Другие
от 800 $

Оставьте Ваше сообщение:

Заполните форму обратной связи и наш специалист свяжется с Вами в ближайшее время.

 
Выберите офис для обращения:*
Имя*
Е-mail*
Телефон
Ваше сообщение*
Защита от спама, отметьте пункт ниже:*
 

* - Поля, обязательные для заполнения